Оленеводы Арктики о проекте закона “О кочевой семье”

[ A+ ] /[ A- ]

detiЧлен рабочей группы по разработке проекта, заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации, член Совета по вопросам КМНС при Президенте РС (Я) Мария Петровна Погодаева:

Испокон веков в тундре и тайге жили семьями, жен брали в дальних стойбищах, это было одним из главных условий выживания на Севере. В тайге и тундре не было одиноких женщин и мужчин, безотцовщины, старшее поколение почитали и уважали. Отношения в семье всегда были гармоничными, браки -устойчивыми, и роль женщины - матери, бабушки_ очень высоко ценилась. В семьях царили любовь, добро, взаимовыручка, уют, тепло.

Все это было разрушено в советские годы, когда в бригаде установили одну ставку чумработницы. Семья оленевода была уничтожена, нарушены права человека и детей на воспитание в семье. Мужчины годами жили одни в тайге или в тундре, женщины с детьми в поселках, утрачивая навыки жизни в кочевых условиях. И оленеводство до сих пор не может оправиться от этого чудовищного явления. Поэтому сейчас Дома престарелых в северных и арктических районах заполнены одинокими оленеводами, зимой этого года из – за отсутствия элементарных условий жизни отсутствия стационарного жилья на зимних пастбищах по маршруту кочевий и утери традиционных знаний во время пурги погибла молодая семья с ребенком в Нижнеколымском улусе.

Более 20 лет назад мы начали поднимать вопросы о проблемах демографии и уменьшения количества женщин в оленеводстве, так как женщин в стадах было чуть больше 200 по числу оленеводческих бригад, а детей практически не было. Далее с большим трудом были установлены 4 ставки чумработниц в бригадах, финансирование включено в Президентскую программу социально-экономического развития села. И только благодаря этому женщины и дети стали возвращаться в тундру и тайгу, число их в оленеводстве увеличилось почти в 2 раза, хотя условия жизни остались такими же, как и сто лет назад - дырявые палатки, печки и свечки, и это в век новых технологий.

По данным МСХ PC(Я) в традиционных отраслях коренных малочисленных народов Севера с 2000 года работали 881 семья, из них кочевых семей- 449. Всего детей работников ТОС -2463, в том числе детей оленеводов 1809 детей, из них 1230 школьников, 579 - дошкольного возраста. Детей, выезжающих к родителям в оленеводческие стада и рыболовецкие участки на работу – 847. Но в последние годы молодежь не идет в оленеводство из – за мизерной зарплаты и отсутствия условий для жизни, несмотря на то, что другой работы в селах нет. Поэтому наблюдается острая нехватка оленеводов и эта тенденция будет только усиливаться и мы можем потерять оленеводство в течение 5 – 10 лет, восстановлению оно не подлежит.

Для воссоединения семьи оленевода и создания надлежащих условий жизни назрела необходимость принятия закона. Проект закона «О кочевой семье» был принят в первом чтении 14 апреля 2010 года. Прошло 4 года. В июне этого года Постоянный комитет по вопросам Арктики и КМНС Государственного Собрания (Ил Тумэн) РС (Я) (председатель Голомарева Е.Х) вносит доработанный проект на рассмотрение Государственного Собрания(Ил Тумэн) для второго чтения. По доработке проекта работала рабочая группа из числа ученых, представителей общественных организаций КМНС, министерств и ведомств.

Проект закона «О кочевой семье» устанавливает правовые, экономические, социальные и культурные основы сохранения и поддержки функционирования своеобразного социального института КМНС – кочевой семьи, как основы сохранения оленеводства, являющегося частью традиционного образа жизни и культуры КМНС и как источника духовной силы и творчества данных народов. Многих наверное раздражает, почему мы кочуем, живя в таких нечеловеческих условиях и тем самым, создавая всем большие проблемы. Им трудно понять, что оленеводство нельзя перевести на оседлость. Кочевой образ жизни – образ жизни не имеющий оседлости, переходящий с места на место со своим жильем и имуществом, представляющий собой исторически сложившийся и обеспечивающий не истощительное природопользование кормовой базы. Ведь ягель – основной корм оленей восстанавливается только через 50 – 100 лет после перетравы. Для его сохранения и кочуют оленеводы почти каждый день, олени кормятся постоянно, передвигаясь с места на место, поэтому оленина самый экологически чистый продукт питания.

Впервые в законе раскрыто и дано определение кочевого образа жизни, что дает возможность законодательно закрепить право коренных малочисленных народов Севера вести кочевой образ жизни и при этом пользоваться основными правами, закрепленными в Конституции РФ и РС (Я), которыми пользуются все граждане РФ и РС (Я). Прежде всего, это право на медицинскую помощь и обеспечение доступа детей кочевых семей к образовательным услугам, право на развитие, повышение благосостояния и улучшение качества жизни в местах кочевий, для чего органы государственной власти создают условия для сохранения и функционирования кочевой семьи. Мы надеемся, что депутаты Государственного Собрания (Ил Тумэн) примут закон в связи с Годом Арктики, не откладывая его в долгий ящик, ибо решается вопрос быть или не быть оленеводству, а значит и пяти коренным малочисленным народам Севера РС (Я).

Каургин Петр Иванович, главный зоотехник производственного кооператива кочевая родовая община «Турваургин» Нижнеколымского улуса, потомственный оленевод:

Совсем недавно мы услышали о том, что Государственное собрание (Ил Тумэн) принимает закон о кочевой семье, это означает, что государством прилагаются усилия для сохранения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, жизнь, которых связана с ОЛЕНЕМ.

Мы,оленеводы, сейчас думаем не о нашем поколении, которое еще сохранило язык, обычаи, традиции своего народа, мы говорим о молодежи, постепенно забывающей традиционный уклад жизни. Очень жаль! Жаль до слез, ведь мудрость северного мировоззрения есть и она достойна дальше жить, развиваться и использоваться всеми, кто живет в Арктике.

Мы воспринимаем этот закон, как «возвращение к земле, к тундре», как возрождение традиций, которые могут остаться далеко позади нас.

Ягловская Марианна Владимировна, многодетная мама, швея производственного кооператива, кочевая родовая община «Турваургин» Нижнеколымского улуса, потомственный оленевод:

Мой отец, мой муж, ушедшие из этой жизни, кочевали с родителями, обладали богатейшими знаниями об окружающей среде, полученными из опыта жизни, передавали их своим детям, внукам. Моя мама только в преклонном возрасте переехала жить в поселок. Дети мои работают в оленеводстве, сын – оленевод, который связывает себя только с тундрой. Дочка выучилась и работает зоотехником в кочевой родовой общине «Нутендли», дети, которых я воспитываю, они школьники, но весной, летом обязательно выезжают в тундру. Как же не радоваться тому, что закон такой важный для сохранения нас, нашей жизни, принимается народными депутатами республики.

Если мы хотим действительно сохранить и возродить кочевой образ жизни и не на словах, то нужно нам самим быть и жить в тундре. Сколько бы законов не принималось, без нашего участия они останутся на бумаге.

Источник: ЯСИА

Ссылки по теме:

ЕЛЕНА ГОЛОМАРЕВА: БЫТЬ КОЧЕВОЙ СЕМЬЕЙ- ЭТО ПРЕСТИЖНО

БОЛЬШАЯ РАБОТА НАД ПРОЕКТОМ ЗАКОНА О КОЧЕВОЙ СЕМЬЕ БЛИЗКА К ЗАВЕРШЕНИЮ

ПРОДОЛЖАЕТСЯ РАБОТА НАД ПРОЕКТОМ ЗАКОНА РЕСПУБЛИКИ «О КОЧЕВОЙ СЕМЬЕ»

Похожие записи:
Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.



Яндекс.Метрика